+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Как не довести дело до возбеждения уголовного дела

Как не довести дело до возбеждения уголовного дела

Отказ в возбуждении уголовного дела встречается на практике довольно часто и является достаточным основанием для его обжалования. Обжалование решения об отказе в возбуждении уголовного дела предусмотрено действующим законодательством и регулируется Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. В соответствии с законами страны правом оспаривания отказа в возбуждении уголовного дела обладают следующие участники спора:. Процедура оспаривания при отказе в возбуждении уголовного дела осуществляется на основании общего порядка, в соответствии с которым регулируется оспаривание любых противоправных и необоснованных действий и бездействий со стороны уполномоченных лиц — следственных органов в частности.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Отказ в возбуждении уголовного дела. Слово юристу. Выпуск 18

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Обжалование отказа в возбуждении уголовного дела

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах.

Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий]. В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу. Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить.

Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела. Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел. Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела. Но здесь вопрос статистики: если, например, в прошлом году мы удовлетворили семь жалоб, [в этом году] можно сделать небольшой прирост.

Но если [прирост] будет большой — с нас спросят, куда мы смотрели и почему допустили нарушение. И прокурора [района] поднимут на совещании, где все областные прокуроры и начальники отделов собираются и слушают отчеты. Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры.

Иногда жалобы приходится удовлетворять. Вот, допустим, человек через год пожаловался на отказ в возбуждении дела — нельзя же написать, что я вчера, перед жалобой, его отменил, пишешь — ваша жалоба удовлетворена, постановление отменено. А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка. Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет.

Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет. Все же ограничены по срокам [проверки], бывает, что по несколько раз решения отменяется по таким основаниям. Бывает, что [следователи] просто не успевают провести проверку из-за большого объема работы.

У прокуратуры есть еще такой показатель — выявление укрытых преступлений. И вот отказ в возбуждении дела — один из способов их укрыть. Тогда мы смотрим основания для отказа и проводим встречную проверку: обзваниваем людей или вызываем их к себе и проверяем, действительно ли они говорили, что написано [в отказе].

Бывает, человек говорит, что его попросили так сказать. Это вопиющие случаи, но они имеют место. Тогда прокуратура выносит требование возбудить уголовное дело, но следствие его может и не выполнить, и придется это решение обжаловать у их руководства. Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Ну почему вот это дело расследуется плохо, а это — хорошо?

У полицейского [следователя] часто стоит задача — закрыть квартал, какой-то отчетный период. Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц. При этом в УПК же есть статья 6. В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье. Коррупцию мы не выявляем, у нас нет оперативных подразделений, этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности.

Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку. Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается. Со следователями мы лично контактируем.

Они заходят, на какие-то вопросы отвечают, чтобы нам не писать бумагу, или хотя бы для себя — разобраться. Указания им можно давать и карандашом на постановлениях. Это экономит время, вот представьте: прокурору принесли сто материалов, допустим, все — незаконные. Он садится их печатать и теряется на сутки минимум, а если на половине быстро карандашом раскидать: здесь доделайте, тут, то сильно быстрее получается. Но тут страдает статистика, прокурор уже не сможет написать, что отменил сто постановлений — получается, немного жертвует карьерой ради продуктивности.

Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения.

Система правосудия такова, что если нет состава [преступления], то все равно не надо прекращать дело. Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел. И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор. Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи?

Возбуждения ведь проходят через прокуратуру, она же в суде представляет обвинение. Если следователь прекратил дело за отсутствием состава преступления, его же и накажут — столько проверок будет, даже по его линии: почему человека преследовал, почему не сделал нужные выводы в самом начале?

На такие вопросы и не ответишь. Принципиально надо найти виноватого. Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет. Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно.

Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю. Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо. Я уже как адвокат прихожу к следователю, он такой [говорит моему подзащитному] — рассказывайте.

Я говорю: мы не будем, вы задавайте вопросы, и наше право потом — обжаловать, может у вас вопросы наводящие будут или у вас обвинительный уклон, а вы же должны устанавливать обстоятельства, не обвинять. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные. За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта [федерации], там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности.

Какое подразделение лучше — это индивидуально, платят одинаково. Гособвинение завязано с судом — до скольки суд работает, столько они и работают. А надзор — сколько жалоб тебе пришло, столько ты и разгребай.

Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел. В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой.

Это было бы хорошо на начальном уровне: уйти в аппарат и там карьеру делать. А [уходить туда] с должности прокурора района — уже нет. Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района.

Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений. Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил. На прокурора района есть смысл выходить, он скажет [подчиненным], и никто спрашивать не будет. А на помощника прокурора же и могут доложить, та же милиция скажет, что с ним что-то не так. Сейчас, со стороны, кажется, что беспредела намного больше, что он везде.

Когда я работал в прокуратуре, казалось — ну, у нас почти все законно, сейчас подравняем. Но там ты не сталкиваешься с людьми, тебе приходят бумаги, ты бумаги и оцениваешь, тебе люди не говорят, в какую ситуацию они попали и что претерпели от полиции и Следственного комитета.

Надзор еще иногда участвует в заседаниях по мере пресечения. И я ходил, и, бывало, выступал против ареста, которого требовал следователь. В Сибири еще судья был классный — и профессионал, и как мужик рассуждал правильно. А тот судья спрашивал — а чем обосновано-то все это? Вы хоть обоснуйте, говорил, поддержите. И это приятно, так сам процесс правильно построен. Даже арестант понимает — прокуратура не просто мямлит, а что-то обосновывает. Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить.

Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться. Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда. А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что.

Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры. Раньше на совещаниях как было: надзор свободен, следствие — останьтесь. Был большой коллектив, много направлений, и не хотелось за одно из них краснеть. А теперь там начальник помогает своим. Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов. СК возбудил уголовное дело, прокуратура потребовала отобрать ребенка.

Задержали более тысячи человек, на участника акции завели уголовное дело. Монологи Тексты. Как надзирают на следствием Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий.

Прекращение уголовного дела: основания, порядок, реабилитация и помощь юриста

На первый взгляд может показаться, что перед нами обычная история: первое лицо демонстрирует глубокое знание отраслевых проблем и предлагает что-то узкое и техническое, чтобы все оценили глубину его заботы о нуждах очередных сталелитейщиков или доярок. Но в данном случае это не так. Обсуждаемое предложение а для его реализации достаточно внести поправки в ведомственные инструкции далеко не такая мелочь, как кажется. Для начала следует разобраться, в чем его суть.

При осуществлении надзора за деятельностью правоохранительных органов по проверке заявлений и сообщений о преступлениях органами прокуратуры в последнее время выявляются случаи производства таких следственных действий, как обыск и выемка. Это объясняется неоднозначным толкованием норм уголовно-процессуального законодательства России, регламентирующих стадию возбуждения уголовного дела.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает дифференцированный порядок производства по различным категориям уголовных дел, допуская включение в него элементов диспозитивности, которая предполагает учет волеизъявления лица, пострадавшего от преступления, вплоть до придания ему определяющего значения при принятии ряда ключевых процессуальных решений. Так, уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность осуществления производства по уголовным делам в порядке публичного, частно-публичного и частного обвинения. Частное обвинение — деятельность частного лица, пострадавшего от преступления, которая заключается в официальном обращении к мировому судье с требованием о привлечении к уголовной ответственности лица, виновного в причинении ему вреда, в представлении суду доказательств совершения в отношении частного обвинителя преступного деяния и изобличающих в этом деянии виновное лицо, а также поддержании обвинения в суде. В соответствии со ст.

Следователь или писец?

Важно знать: прекращение уголовного дела — не единственная возможность уберечь человека от суда и колонии. Уголовный процесс состоит из множества этапов и процессуальных действий, и если следователь что-то нарушает а это происходит часто , то наши адвокаты сразу же используют это в интересах подзащитного. Есть много способов помочь подозреваемому на разных этапах уголовного дела , и наши адвокаты профессионально владеют всеми этими способами. Основания прекращения уголовного дела прописаны в статьях 24, 25, 27, 28 Уголовно-процессуального кодекса РФ, и в этой статье разбираются основные из них. В их числе - изменения в Уголовном кодексе. Например, дело дошло до суда — и тут в Уголовный кодекс вносятся изменения, и состав преступления декриминализуется. То есть это деяние — уже не преступление.

Практика рассмотрения уголовных дел в порядке частного обвинения

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах. Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий]. В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу.

На фоне последних событий все чаще работники милиции начали посещать активистов, журналистов, общественных деятелей. Координационный центр по оказанию безвозмездной помощи напоминает номер телефона горячей линии - 0 21 31

Предварительным расследованием в России ежедневно занимаются свыше тыс. Насколько это эффективно? Предварительное расследование — сложнейший вид государственной деятельности.

НЕКОТОРЫЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИЗЪЯТИЯ ПРЕДМЕТОВ И ДОКУМЕНТОВ ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Отказали в возбуждении уголовного дела. Что делать?

.

Вы точно человек?

.

Адвокат приглашается не для Вас, а для потерпевшего. Мы исходим из того, что потерпевший с Вами примирился и готов сделать всё, чтобы «закрыть» дело. Или она проводится только при возбуждение уголовного дела довести данный материал проверки до возбуждения уголовного.

.

Как избежать милицейских манипуляций и не довести до возбуждения уголовного дела - адвокат

.

.

.

.

.

.

Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Данила

    Пару дней назад у нас в регионе экономическая полиция вместе с фискальной службой конфискували бус с автозапчастями которые везли с Польши (деталей я не знаю вот и возник этот вопрос

  2. Конкордия

    Шлешь нахуй, подъем эмоций обеспечин.

  3. Екатерина

    Некоторые крупные банки всегда обменивались базами проблемных клиентов между собой. Просрочил кредит в одном банке, приходишь пытаешься брать в другом и там тебе отказывают.

  4. panbuiheart

    Посмотрел Тараса Юриста в течении года стал юристом

© 2018-2019 oamebel.ru